Андрей Полунин: "Доходы? Билеты по 6 и 10 гривен и 10-15 тысяч гривен за телетрансляции"

Оценить материал:
1 load
Рейтинг: 5.00
Андрей Полунин, фото sport-express.ua

Андрей Полунин, фото sport-express.ua

Эксклюзивное интервью ПЕРВОГО ФУТБОЛЬНОГО с директором Нафтовика-Укрнафты: о бюджете, инфраструктуре, проблемах и задачах одного из самых финансово стабильных клубов украинского футбола.

Разговор с руководителем именно такого стабильного клуба, коих в Первой лиге осталось столько, что можно пересчитать на пальцах одной руки, начался, конечно же, с вопросов об элитном дивизионе: на кого еще рассчитывать Премьер-лиге в контексте подпитки в следующем сезоне, как ни на стабильный во всех отношениях профессиональный клуб с неплохой инфраструктурой, коим является Нафтовик-Укранафта? Однако, по словам, Андрея Полунина, не все так просто. Директор ахтырского клуба признался: Федерация футбола Украины и Премьер-лига приглашала Нафтовик в наивысший футбольный дивизион страны еще в прошлом чемпионате, но тогда клуб от такой перспективы отказался…
 
 

"ГОД НАЗАД НЕ БЫЛИ ГОТОВЫ К ВЫХОДУ В ПРЕМЬЕР-ЛИГУ"

 
- Когда летом было понятно, что Премьер-лига не может собрать 16 участников для проведения следующего сезона, президенты клубов были готовы принять любой клуб или даже два из Первой лиги со стабильным финансовым положением и более-менее соответствующей инфраструктурой, не обращая внимания на регламент. У вас и инвесторов клуба не возникало мыслей по крайней мере обсудить возможность повышения в классе Нафтовика?
 
- Нет. Потому что у нас не было в планах выходить в Премьер-лигу. Для того, чтобы повышаться в классе, нужно иметь совершенно иные финансовые возможности клуба и условия для работы команды. Критерии нынешнего регламента по аттестации клубов Премьер-лиги довольны суровы. Например, у нас возникли бы проблемы с подогревом поля, освещением арены. Нужно было бы выполнить очень много нормативов, и для начала привести в порядок свою инфраструктуру. Поэтому на счет Премьер-лиги мы с инвесторами даже не разговаривали.
 
- Кировоградская Зирка получала летом приглашение в Премьер-лигу, но отказалась от этой затеи. На Нафтовик выходил кто-то из ФФУ и УПЛ?
 
- Этим летом – нет. А вот в прошлом году, когда от повышения в классе отказались и Сталь, и Александрия, на нас действительно выходили футбольные чиновники. Но тогда мы не были готовы к такому шагу.
 
- Какие изменения произошли с инфраструктурой клуба за этот год, ведь вы и сейчас говорите, что клуб не созрел для высшего дивизиона?
 
- Вы должны понимать, что вопрос инфраструктуры не является таким уж проблемным для нас. Есть недоработки, если мы говорим в контексте Премьер-лиги. Что же касается Первого дивизиона, то материальная база нашего клуба является одной из лучших в лиге. Просто для элиты существуют иные критерии, и чтобы им соответствовать, нужны большие финансовые вливания. Поэтому за последний год, по сути, ничего не изменилось – наша инфраструктура осталась той же, что и год тому назад.
 
- Главные вопросы возникают именно в связи с подогревом газона, освещением стадиона, собственно, финансовой мощи клуба, или есть еще серьезные моменты, которые нуждаются в совершенствовании?
 
- На самом деле, есть много нюансов, которые можно перечислить. Возьмем, например, самое простое: требования к организации телетрансляций с нашего стадиона: по точкам размещения телекамер и многое-многое другое, к чему наша домашняя арена на данный момент не готова. Но на самом деле, конечно же, самое главное наше несоответствие – финансовые возможности, потому что бюджет клуба Премьер-лиги и Первой лиги – это небо и земля.
 
- Разница настолько глобальная?
 
- Речь идет об абсолютно разных деньгах. Могу объяснить, почему. Дело в том, что у клуба Первой лиги всего одна команда в структуре, в то время, как у клуба Премьер-лиги их должно быть минимум три: первая команда, U-21 и U-19. А это означает, что эти коллективы не просто играют, и это дорого, а то, что все эти три команды должны проживать, питаться, одеваться. Должно быть три штаба тренеров, медперсонала и обслуживающего персонала, три автобуса и так далее. Поэтому бюджет только по этим подсчетам умножается на три. Плюс – совершенно разный уровень зарплат в двух лигах для игроков первой команды. А теперь можете ощутить разницу, что касается затрат на содержание клуба в одной, и другой лиге.
 
- В последние годы затраты Нафтовика возрастают или находятся примерно на одном уровне?
 
- Они стабильно находятся на примерно одном уровне. Лишь три-четыре года тому назад у нас был подъем, а в последние годы все на одном уровне.
 
- На сколько нужно умножить нынешний бюджет вашего клуба, чтобы он соответствовал бюджету клубов уровня Премьер-лиги?
 
- Я не могу ответить на этот вопрос, потому что на бюджеты клубов-грандов даже нечего равняться – там сумы доходят до сотни миллионов долларов, как вот, например, у Шахтера. А что касается клубов-аутсайдеров и даже середняков, так я вообще не понимаю, о каких бюджетах там можно говорить, если там практически у всех клубов есть задержки по выплате зарплаты, или сокращении бюджета и зарплат, либо другие проблемы финансового плана?
 
- Нафтовик-Укрнафта не испытывает подобных проблем в это тяжелое время?
 
- Наш клуб, по крайней мере, в последние несколько лет зарплаты и премиальные футболистам платит день в день. Это называется стабильностью, в чем и заключается плюс нашего клуба. В футбольной среде все прекрасно знают, что в Ахтырке, если у тебя написано что-то в контракте, то клуб все беспрекословно и вовремя выполняет.
 

"ЕСЛИ ЗАЙМЕМ ПЕРВОЕ МЕСТО ИЛИ БУДЕМ В ДВОЙКЕ, ТО ДАДИМ ПОВОД НАШИМ СПОНСОРАМ РАССМОТРЕТЬ ВОПРОС ОБ УЧАСТИИ НАФТОВИКА В ПРЕМЬЕР-ЛИГЕ"

 
- После отказа Александрии и Стали от повышения в классе, в адрес этих клубов было сказано много нелицеприятного, а Карпаты даже предлагали понизить клубы до второй лиги. Вы с пониманием отнеслись к такому решению клубов?
 
- Судите сами. Что касается Стали: инфраструктура клуба не была улучшена за последний год и все так же не соответствовала требованием высшего дивизиона. Что касается Александрии: летом там была запланирована реорганизация двух клубов: собственно, Александрии, и Украгрокома, которые уже слились в один клуб. Как я понимаю, содержа два клуба, люди, которые платили деньги, ощутили большую финансовую нагрузку, поэтому было принято решение объединить два клуба в один. Уже в следующем сезоне, насколько я понимаю, у александрийцев будет стоять задача повышения в классе. Так что и здесь все было обосновано, ведь содержать по клубу в Премьер- и Первой лигах в таком маленьком городе, районе, вряд ли было бы рационально.
 
- Если абстрагироваться от занимаемой вами должности в ахтырском клубе, как болельщик и патриот украинского футбола, как вы относитесь к тому, что команды Первой лиги варятся, по сути, в своем соку, не претендуя не повышение в классе?
 
- А как с этим бороться? Пока у нас такая нестабильная ситуация в стране, как можно требовать стабильности от футбольных клубов? Если пять лет назад люди бизнеса понимали, как идут их дела и могли спрогнозировать свое финансовое будущее, то сейчас никто не может гарантировать стабильность собственного бизнеса, а ведь содержание профессионального клуба в Украине – дело дотационное, а, следовательно, - личные затраты собственников клубов. Если деньги заканчивались даже у клубов Премьер-лиги, то как можно требовать от клубов Первого дивизиона, чтобы они в одень день умножили свои затраты в разы и переходили в элитный дивизион? Более того, чехарда будет продолжаться, и я не уверен, что сезон в Премьер-лиге, не говоря уже о низших лигах, закончат все стартующие команды.
 
- Предположим, Нафтовик выиграет Первую лигу в стартующем сезоне, что не кажется таким уж невероятным поворотом в связи с проблемами очень многих клубов и благодаря финансовой стабильности вашего клуба. Что дальше?
 
- Ну, смотрите: я считаю, что если в спортивной части мы действительно займем первое место или будем в двойке, то таким образом дадим повод нашим спонсорам рассмотреть вопрос об участии Нафтовика в Премьер-лиге. Своими футбольными достижениями мы должны мотивировать людей, которые платят нам деньги. Вот и все.
 
- Да, но они за несколько недель не успеют ведь привести инфраструктуру клуба в порядок.
 
- Поэтому я и говорю о своем принципе: для того, чтобы выходить в Премьер-лигу, нам нужно сначала соответствовать ей в плане инфраструктуры, а уж потом ставить цель повышения в классе, потому что ничего спонтанного, и в то же время успешного, в жизни не бывает. Да, можно за деньги сделать команду, которая очень быстро, если надо, выиграет и Вторую, и Первую лигу, но должна быть четкая инфраструктура со своей школой и вертикалью: школа должна пополнять команду U-19, ее игроки должны расти к уровню команды 21-летних, а она должна служить подпиткой для первой команды. Тогда это работает. А без материальной базы клуб, пускай и с командой звездных игроков, просто не должны пускать в Премьер-лигу, я считаю.
 
- Оговорено ли с инвесторами привлечение средств в ближайшее время? Сколько нужно времени и денег, чтобы привести в порядок все необходимое для прохождения аттестации Премьер-лиги по нынешнем условиям регламента?
 
- В нашей ситуации только успешные выступления и результаты команды могут подтолкнуть акционеров к более активным действиям по модернизации инфраструктуры. Только так.
 
- Но палка ведь о двух концах: если бы акционеры уже сейчас тратили больше денег для модернизации клубного хозяйства, то и результаты команды наверняка возрастали.
 
- Косвенно я уже ответил на подобный вопрос ранее. Я понимаю, о чем вы говорите, но на самом деле ситуация в стране сейчас такова, что не так просто попросить или порекомендовать человеку дать свои личные деньги на убыточное дело, обещая взамен хорошие спортивные результаты команды. Да и то – что такое обещание в футболе?
 

"СОДЕРЖАНИЕ МАГАЗИНА С КЛУБНОЙ АТРИБУТИКОЙ НЕРЕНТАБЕЛЬНО, А О РЕКЛАМЕ НА ФУТБОЛКАХ МОЖНО ТОЛЬКО МЕЧТАТЬ"

 
- Клуб теоритически мог бы развиваться за свой счет, а не за счет инвесторов, если бы мог сам зарабатывать. Генеральный директор Карпат Игорь Дедышин говорит, что Карпаты с их бюджетом в 5-6 миллионов долларов являются практически рентабельным клубом, в то время как президент Гелиоса Александр Гельштейн сказал, что у его клуба нет ни одного источника прибыли, и что в Первой лиге зарабатывать на футболе нереально. Какова ситуация сейчас у Нафтовика в данном контексте?
 
- Конечно, мы зависим от акционеров!
 
- Давайте пройдемся по пунктам, если, собственно, есть о чем говорить: были ли вообще случаи, когда клуб продавал футболистов за более-менее неплохие деньги?
 
- Были. Правда, это единичные случаи, когда мы выращивали и за неплохие деньги продавали футболистов. Например, в Севастополь мы за определенную суму продали Карнозу, но цифры назвать я не могу. То есть, какие-то деньги мы все-таки зарабатываем, и не являемся на сто процентов дотационными, но реалии Первой лиги таковы, что вырастить у себя футболиста и выгодно его продать очень тяжело. Также надо учитывать размеры города Ахтырки. Как здесь можно зарабатывать еще деньги? Вот вы говорите о Карпатах, как о практически рентабельном клубе, называя суму в 5-6 миллионов долларов. Но это же Львов, а что для этого города значат Карпаты объяснять, думаю, не надо. 
 
- С момента начала вашей работы в клубе, у Нафтовика были еще удачные трансферы на выход, кроме Карнозы? Были подписаны какие-то спонсорские контракты? Возможно, удавалось зарабатывать деньги на продаже телевизионных прав? 
 
- Разве что на телевизионных правах мы зарабатывали более-менее приличные деньги, когда играли в Высшей лиге (сезон 2007/2008. – прим. авт.). Сейчас Первая лига тоже пытается организовать этот процесс на нормальном уровне, транслируя одну игру в туре. Но там, безусловно, речь идет о копеечных деньгах. Я понимаю, что начинать с чего-то надо, но мы сейчас говорим о 10-15 тысячах гривен, что в масштабах бюджета клуба – просто несерьезно. Это не та статья доходов, которая может помочь хоть чем-то, как, например, хотя бы сто тысяч гривен, которые могли бы помочь, например, в вопросе экипировки футболистов.
Что касается продажи игроков, то Карноза – это лучший случай в нашей истории с трансфером на выход. Кроме этого были единичные случаи заработка мелких денег.  
 
 - Продажа билетов помогает финансово?
 
- Продаем билеты и абонементы на домашние матчи. Билет на два центральных сектора стоит 10 гривен, а на остальные – 6 гривен. То есть речь идет опять же о копейках. И то! – это мы только в нынешнем сезоне подняли цены, а раньше у нас были билеты по 5 и 8 гривен. Может, это неправильно будет сказано, но у людей сейчас каждая копейка на счету. Возможно, человек пойдет и что-то купит себе поесть на эти 10 гривен, нежели пойдет на футбол, не знаю. Но мы хотим хотя бы вернуть деньги, потраченные на производство афиш, программок, билетов, объявления на радио и местном телевидении, в общем – организационную часть проведения домашних матчей. Нам бы компенсировать хотя бы это за счет продажи билетов. При этом мы считаем, что если еще поднимем цены на билеты, то люди просто не пойдут на стадион.
 
- Что с атрибутикой?
 
- С атрибутикой тяжелее, потому что магазин содержать очень дорого, и оно себя не оправдывает в связи с тем, что Ахтырка – маленький город, а потребительское возможности людей – еще меньше. Ну, если на игры у нас ходит около полторы тысячи людей, то надо понимать, что такая затратная часть, как клубный магазин или просто производство атрибутики, будет убыточным делом. Нужно, чтобы клуб был брендом, как вот Шахтер, Металлист, Днепр или Динамо, для того, чтобы продавать свою продукцию.
 
- О продаже площади на футболках игроков под рекламу можно только мечтать?
 
- Да. Об этом даже не о чем разговаривать. Я понимаю, что вы ставите в пример западные клубы, даже небольшие – у них по жизни всегда есть реклама на футболках. Но у нас с этим очень сложно.
 
- В общем, все, что сейчас приносит клубу хоть какие-то деньги – это продажа билетов и телевизионных прав?
 
- Да. И это совсем малая часть средств, которые ежегодно тратятся на клуб. Возможно, ее тысячная часть, копейки.
 

"ЕСЛИ БЫ МЫ ТОГДА НЕ ВЫЛЕТЕЛИ, ТО БЫЛИ БЫ СЕЙЧАС СЕРЕДНЯКОМ ПРЕМЬЕР-ЛИГИ"

 
 
- Пожалуй, главным источником заработка для маленьких клубов всегда оставалась продажа игроков, следовательно, мы постепенно подходим к вопросу о клубной школе Нафтовика. Расскажите, пожалуйста, об условиях, в которых работают дети в системе клуба, в общих чертах?
 
- У нас две команды принимают участие во второй группе чемпионата Украины. Остальные возрастные группы играют на первенство области. При этом школу мы финансируем полностью, на сто процентов: одеваем детей, обеспечиваем всем необходимым инвентарем для занятий, по возможности отправляем их на различные турниры. Конечно, не так далеко, но в ближайшие областные центры, Харьков, Полтаву отправляем во время каких-то весенних и зимних пауз.
 
- Воспитанники клубной системы часто появляются в первой команде?
 
- В прошлом сезоне у нас было на контрактах трое собственных воспитанников. По окончании сезона двое из них ушли свободными агентами, а еще один игрок, Сергей Кисиль, 1993 года рождения, остается у нас и на следующий чемпионат.
 
- Сколько детей занимается в школе Нафтовика?
 
- Сейчас – порядка 200 игроков. Но в группах нет стабильной наполняемости, чтобы мы могли четко подсчитать, сколько человек занимается в каждой команде. Потому что, взрослея, у детей появляются другие интересы, и они могут сменить род своих занятий.
 
- Как я понимаю, интерната для приезжих детей не предусмотрено?
 
- Нет. У нас занимаются только местные ребята и дети из ближайшей местности. Содержать здесь интернат у нас просто нет финансовой возможности. Это также большие затраты.
 
- Вы довольны результатом работы школы, то есть, подпиткой для первой команды? И что нужно усовершенствовать в этой связи в первую очередь?
 
- Безусловно, хотелось бы лучше, но я скажу вот что. Для того чтобы более качественно воспитывать детей нужно сохранять своих воспитанников, шансы на что у нас мизерные. Потому что многих наших детей в возрасте 11-12 лет (то есть, когда мы не можем получить за их переход какую-то компенсацию) забирают в свои школы другие клубы, как вот Металлист. Естественно, когда на каких-то турнирах наши дети были замечены тренерами или скаутами больших украинских клубов, то их родители сами к нам подходят и объясняют, что это шанс для их ребенка попасть в академию того же Металлиста или Днепра, развиваться в намного лучших условиях. Например, у нас занимался сын Богдана Есыпа, но перешел в школу Металлиста. Потому что у нас проблемы все-таки существуют.
 
- Какие?
 
- С тренировочной базой для детей, потому что у нас ситуация такая: каждый тренер находит какое-то поле в разных школах города, и работает с детьми именно там. Центра для подготовки детей в Ахтырке нет. Единственное – с октября по апрель мы арендуем большой зал со всеми удобствами для тренировок. Там у нас занимаются все группы. Какой-то инфраструктурой для детей мы похвастаться не можем.
 
- У первой команды условия для работы намного лучше?
 
- У нас есть центральное поле, на котором мы и играем свои домашние матчи, а также запасное поле с травяным натуральным покрытием. Раньше оно было размерами 70 на 40 метров, а теперь мы его увеличили до 90 метров в длину и 45 – в ширину. То есть, поле не идеальных размеров для большого футбола, но все же максимально приближенное к нужным размерам. Но на этих полях мы работаем только тогда, когда на улице стоит хорошая погода. Весной и осенью, когда много грязи, мы ездим в два соседних городка, где так же у нас есть по полю. Свои газоны портит жалко. При этом на территории стадиона у нас есть гостиница, в которой проживают и питаются футболисты за счет клуба. Там же у нас есть бассейн, тренажёрный зал. То есть, для первой лиги – условия, более чем неплохие.
 
- А вообще: что-то изменилось в клубе со времен участия тогда еще в Высшей лиге в лучшую сторону? Все-таки, это мог быть серьезный толчок к прогрессу, инвесторы могли заинтересоваться в развитии клуба больше, чем до 2008-го года?
 
- По большом счету, у нас ничего не изменилось, но было достроено тренировочное поле, о котором я уже говорил. Также, по мере, возможности, как вот было 4 года назад, у клуба был увеличен бюджет. Но главное, что у нас есть и чем мы дорожим - это стабильность. Чего хотелось бы? Конечно, нам очень помогло бы искусственное поле, которое закрыло бы вопрос и для детской школы клуба. Да и вообще: хочется много и лучшего. Просим, убеждаем, объясняем, но в нынешних реалиях все не так просто. Сейчас зарабатывание денег дается все очень непросто.
 
- Риторический вопрос: как вы считаете, где был бы сейчас Нефтяник, если бы тогда не вылетел в Первую лигу? Шансы на это были.
 
- Я об этом думал неоднократно. Думаю, если бы мы тогда не вылетели, то были бы сейчас середняком Премьер-лиги. У клуба тогда был хороший бюджет, финансовая стабильность, и по игре мы не должны были вылетать. Думаю, если бы не вылетели, у нас до сих пор было бы все стабильно и хорошо с финансированием (в больших объемах, нежели сейчас), и мы двигались бы в правильном направлении, будучи сейчас стабильным участником Премьер-лиги. Плюс, думаю, и инфраструктура уже давно бы подтянулась к тем требованием, которые сейчас существуют для клубов элитного дивизиона.

Егор Сухоруков, 1Football.info

Команды: Нефтяник,

Выберите МЯЧ: